Маршрут номер 30: Как погибла советская экспедиция на пути к Черному морю


Маршрут номер 30: Как погибла советская экспедиция на пути к Черному морю


Иногда у самых сложных вопросов бывают самые простые ответы. Признать, что причиной той или иной трагедии было не вмешательство инопланетян или действия спецслужб, а ошибки, безволие, отсутствие дисциплины у конкретных людей, в том числе тех, кто в итоге и сам оказался в числе жертв, нелегко.


В 1975 году в Советском Союзе произошла ужасная история с туристами, по числу погибших значительно превосходящая трагедию группы Игоря Дятлова. Как ни странно, происшедшее не замалчивалось — о нем не только сообщалось в советских СМИ, но даже сняли художественный фильм, где, правда, масштабы катастрофы значительно преуменьшили.
Гибель туристов на 30-м Всесоюзном маршруте сегодня вспоминают редко, в отличие от истории группы Дятлова. Вся штука в том, что в событиях 1975 года нет места для конспирологии — известно, как произошло ЧП, и что стало его причиной. Но от этой известности легче не становится — ведь, как выясняется, цивилизованные и разумные люди, оказавшись в экстремальной ситуации, в считанные минуты могут превратиться в неуправляемую толпу, где каждый сражается исключительно за свое выживание.

Маршрут номер 30


1970-е годы — это расцвет массового туризма в СССР. К 1975 году в стране имелось свыше 350 всесоюзных и свыше 6 тысяч плановых местных маршрутов. Маршруты союзного значения разрабатывались Центральным советом по туризму и экскурсиям ВЦСПС, местные — республиканскими, краевыми и областными советами.

Самым живописным маршрутом страны считалась легендарная «тридцатка». Если официально — Всесоюзный туристский маршрут № 30 «Через горы к морю». Начинался он от поселка Гузерипль в Адыгее, а завершался в курортном Дагомысе.
Маршрут номер 30: Как погибла советская экспедиция на пути к Черному морю

Туристский маршрут «Через горы к морю». Топографическая карта предоставлена проектами http://www.opencyclemap.org и http://www.openstreetmap.org. Commons.wikimedia.org

К середине 1970-х годову, как сказали бы сейчас, «продвинутых» туристов интереса он не вызывал — все давно известно, никаких особых сложностей нет, с прохождением справится даже ребенок. Относительная легкость, живописность и финиш в Дагомысе привлекали начинающих туристов, тех, кто хотел почувствовать романтику, попеть песни у костра, пережить приключение без особого риска и лишений.

Группы собирались большие, а вот инструкторов катастрофически не хватало. Как правило, работали на маршрутах энтузиасты, имевшие, помимо туризма, основную специальность. В начале осени они начинали разъезжаться, и дефицит кадров становился просто катастрофическим. Старожилы помнят случаи, когда один-единственный инструктор на «тридцатке» вел сразу по три-четыре группы общей численностью в несколько десятков человек. Такие вольности заканчивались благополучно, что, конечно, снижало бдительность.

Группа на старте


В начале сентября 1975 года на Хаджохской турбазе «Горная» была сформирована группа номер 93. В ее состав вошли прибывшие по путевкам жители Узбекистана, Украины и Центральной России. Как и было положено, группа в течение пяти дней готовилась к походу, совершила тренировочный выход на водопады Руфабго, после чего перебралась на турбазу «Кавказ», откуда предстояло стартовать.

Готовил 93-ю группу опытный инструктор Алексей Агеев. Если бы он и повел ее по «тридцатке», скорее всего, последующий событий не произошло бы. Но Агеев был школьным учителем, и ему пришло время уезжать к месту основной работы. Поэтому туристов по маршруту повели студенты Донецкого сельхозинститута Алексей Сафонов и Ольга Ковалева. Они помогали Агееву, и со своими обязанностями справлялись неплохо. Во всяком случае, у опытного инструктора на их счет не было никаких сомнений.
Маршрут номер 30: Как погибла советская экспедиция на пути к Черному морю

Долина Курджипса, Каменномостский. Фото: Commons.wikimedia.org/ Знанибус

Праздник каждый день


Однако студентам, работавшим на туристическом маршруте первый сезон, не хватало опыта и уверенности в себе, и это обстоятельство впоследствии станет роковым.

9 сентября 1975 года 93-я группа, состоящая из 53 человек, и разбитая на две подгруппы, вышла с турбазы «Кавказ» в направлении приюта «Тепляк». Тут нужно сказать, что в 1975 году маршрут «тридцатки» был несколько скорректирован по инициативе директора турбазы «Кавказ». Ранее он не шел через приют «Тепляк». Изменение не было кардинальным, да и не сказать, что новый участок был сложным, но всех положенных обозначений на нем не было. Тем не менее, первый день похода прошел нормально. Вечером у костра состоялся праздничный ужин, за которым последовали различные игры и развлечения. Строго говоря, это было нарушением режима, но инструктора смотрели на все это сквозь пальцы — в конце концов, люди приехали отдыхать, да и вреда от подобных вольностей нет. Но из-за позднего отбоя группа и проснулась 10 сентября поздно. Пока позавтракали и собрались, было упущено более двух часов. И это станет еще одним роковым фактором.

Стихия приходит внезапно


Погода испортилась, начался моросящий дождь, а вслед за этим началось быстрое понижение температуры. У туристов в рюкзаках были теплые вещи, так что ничего фатального в этом не было. Но если бы инструктора группы были поопытнее, они бы уже в этот момент развернули своих подопечных назад, к «Тепляку». Урагану в этих местах предшествует запах снега, и этим запахом вскоре было пропитано все вокруг. 93-я группа продолжала идти вперед. Когда дождь превратился в снег, а затем и в настояшую метель, туристы оказались в так называемой альпийской зоне на склоне горы Гузерипль. Метель на открытом пространстве стала быстро заметать тропу, видимость сократилась до минимума.






И тут Сафонов и Ковалева по неопытности допустили ошибку. На глаза у туристов они стали обсуждать, что делать — то ли продолжать пробиваться к приюту «Фишт», то ли отходить назад к «Тепляку».
Маршрут номер 30: Как погибла советская экспедиция на пути к Черному морю

Площадка приюта Фишт. Фото: Commons.wikimedia.org/ Знанибус

Раскол


Неуверенность инструкторов зародила панику в группе. Начались споры, а затем инициативу взяли несколько парней, которые были физически подготовлены лучше других. Они самостоятельно двинулись к лесу, расположенному в нескольких сотнях метров, намереваясь укрыться от непогоды там.

Часть 93-й группы последовала примеру неформальных лидеров. При этом туристы сошли с тропы, оказавшись в глубоком снегу. Поначалу кажется, что двигаться вперед в таких условиях не так уж сложно. Но усталость наступает быстрее, чем ожидаешь, а при ураганном ветре и метели можно полностью выдохнуться уже всего через 200-300 метров. С некоторыми членами группы так и случилось. Уставшие и перепуганные, они стали кричать, прося помощи.

Ситуация становилась ужасающей. Ольга Ковалева сумела собрать тех туристов, которые продолжали слушать инструктора, и стала с ними отходить к расположенному относительно недалеко пастушьему балагану. Алексей Сафонов тем временем пытался собрать разбредшихся мужчин и женщин. С частью группы он добрался до леса и разжег костер. Туристам он приказал собирать дрова и поддерживать огонь, а сам снова отправился искать потерявшихся в метели.

Выжить за счет других


В то, что творилось дальше, верить не хочется, но это правда. Сафонову удалось найти и привести к костру несколько девушек, он обнаружил, что костер погас, а дрова не собраны. Мужчины- туристы разом лишились воли и характера, тупо сидя, прижавшись друг к другу. Инструктор чуть ли не пинками заставил их все-таки собрать дрова, и снова разжег костер. И тогда мужчины побежали греться к огню, отталкивая более слабых женщин. Взывать к их совести было бесполезно — в этот момент они были похожи на дикарей, борющихся за собственное выживание.

Оля Ковалева довела своих подопечных до балагана, но ослепла из-за бившей в глаза ледяной крупы.

В пастушьем балагане находились двое пастухов колхоза «Путь к коммунизму», Виталий Острицов и Владимир Крайний, которые и вышли на поиски тех, кто заблудился в метели.

Здесь повторилась та же история, что и у Сафонова. Пастуху удалось найти несколько пропавших девушек, но когда он попросил парней из группы довести их до балагана, те отказались. Виталий Острицов спас несколько человек, но помочь всем было не в его силах.

Подготовленные ребята, которые и спровоцировали раскол группы, добрались до леса, развели костер, открыли тушенку, поели и спокойно переждали непогоду. Помогать тем, кто пошел за ними, они не стали, руководствуясь принципом «каждый сам за себя». А из бушующей метели еще какое-то время раздавались крики о помощи, которые постепенно затихали.

Часть туристов осталась в балке, которая носит названием Могильной. Те, кто был слабее, так из нее и не выбрались. Туристы покрепче ушли, оставив несчастных умирать.
Маршрут номер 30: Как погибла советская экспедиция на пути к Черному морю

Мост через реку Шахе. Фото: Commons.wikimedia.org/ Знанибус

Она умоляла спасти ее ради детей


Метель продолжалась сутки. 94-я группа, подошедшая к балагану, где укрывались туристы с Ольгой Ковалевой, узнав о происходящем, развернулась к приюту «Тепляк». Инструкторы этой группы сберегли своих людей, но и помощи коллегам не оказали.

Спасателей оповестили слишком поздно. В ходе поисков им удалось найти живым только одного человека. На звук вертолета вышла Светлана Вертикуш, трое суток укрывавшаяся под большой пихтой. Она сумела соорудить шалаш из веток, но ни спичек, ни продуктов у девушки не было — рюкзак был потерян. Грелась Светлана тем, что двигалась вокруг своего убежища. Она верила, что ее будут искать, и найдут. Такая тактика оказалась единственно верной. Когда спасатели подбежали к ней, Светлана потеряла сознание. Эвакуировали ее уже на носилках.

Из 53 человек, входивших в состав 93-й группы, погиб 21. Парни и девушки, мужчины и женщины в возрасте от 18 до 48 лет.

25-летний Михаил Осипенко укрывался вместе со Светланой Вертикуш, но потом решил найти свой пропавший рюкзак с продуктами и спичками. Он заблудился и сорвался в пропасть каньона. Нашли его последним, только спустя девять суток поисков.

В списке погибших две Дины — 25-летняя Дина Лемперт из Кременчуга и 26-летняя Дина Наймон из Киева. Одна из них погибла в той самой Могильной балке. Обессиленная, она умоляла других туристов помочь ей, не бросать, говорила, что у нее маленькие дети. Никто не сжалился над несчастной, все боролись за свои жизни.

Когда подлость не считается преступлением


Перед судом за ЧП предстали чиновники и руководители турбаз, но не те, кто погубил других, спасая себя. С точки зрения закона, все верно: статья «Оставление в опасности» предполагает наказание лишь тогда, когда гражданин бросает кого-то в условиях, когда его собственной жизни ничего не грозит. В данном случае страх за собственную шкуру стал поводом для снятия любых обвинений.

Неопытные инструктора 93-й группы должностными лицами не являлись, потому уголовной ответственности не подлежали. Оказавшись в экстремальной ситуации, Алексей Сафонов и Ольга Ковалева сделали все, что было в их силах, для спасения людей. Среди тех, кто не отбился от группы, оставшись рядом с инструкторами, погибших не было.

Участок через приют «Тепляк» закрыли сразу же после трагедии. «Тридцатка» не потеряла своей популярности и после случившегося, но группы шли старой, проверенной тропой. Всего за годы существования 30-го маршрута по нему прошли более 200 тысяч человек. В фильме 1981 года «Штормовое предупреждение», основанном на трагедии, авторы решили смягчить ситуацию — гибнут только два человека, а ожесточение в условиях борьбы за выживание не выглядит так чудовищно, как это было в действительности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: