Людское милосердие, ставшее прибыльным бизнесом для «нищей мафии»


Людское милосердие, ставшее прибыльным бизнесом для «нищей мафии»
Людское милосердие давно стало прибыльным бизнесом для тех, кого принято называть «нищей мафией». «Экспресс-Новости» разбирались в «серых схемах» людей с протянутой рукой.

Помощь на «автомате»


Метро, подземные переходы, улицы, ступеньки магазинов, рынки, вокзалы… Где их только нет… безногих, безруких, слепых, мамаш с детьми и детей отдельно, с протянутой рукой или табличкой на груди, с громкими мольбами о помощи, или грустной скрипкой с обязательной тарелкой с мелочью на грязном полу… Кто из них действительно слепой и безногий, а кто выполняет сценарий «душеприказчиков», кто здесь «работает», а где на самом деле больному ребенку нужна срочная и недешевая операция? Спеша на работу, с работы, по своим делам и заботам, мы задумываемся редко. Просто пробегаем мимо, думая о своих проблемах, или механически нащупав мелочь в кармане, на ходу кидаем медь в тарелку, кружку, кепку. И бежим дальше.

Потом, смотря новости или читая газету, мы вдруг с удивлением узнаем, что есть такая профессия – нищий, который зарабатывает подаянием. А инвалидность, убогость, ребенок рядом или «срочная операция» - это лишь соответствующий фон, так же сопровождающий профессиональное попрошайничество, как набор ключей автослесаря или метла дворника. А если нищий – это сфера деятельности, то, как у каждой сферы, у нее есть организация, администрация, руководство. Есть люди, находящие и «агитирующие» нищих, калек, мамаш с малышами, старушек и прочих вступать в их организацию. Есть люди, подбирающие новым работникам «профориентацию». Есть люди, собирающие с «членов профсоюза» деньг. И есть люди, которые занимаются «внешними связями» - взятками, чтобы не трогали, «квартирами», где ночуют бездомные, распределением доходов среди «комсостава».

Читаем все это, и вспоминаем вчерашнюю старушку, у которой «сын-пьяница отбирает пенсию и есть нечего», или позавчерашнего слепого мальчика на стуле в переходе, которому «не хватает на операцию», и думаем – нет, это не про них пишут – ведь те точно нуждались, как можно так сыграть? А вдруг именно наши 20 или 50 рублей спасут кого-то от голодной смерти или вечной инвалидности? И на утро на бегу снова кидаем в чью-то тарелку или кепку очередную денежку…

Все профессии нужны?


И все-таки, в чье-то врожденное милосердие и человеколюбие, в чье-то чувство выполненного долга, придется внести «ложку дегтя». «Нищенский бизнес» живет и процветает. Именно бизнес – ибо, здесь абсолютно все зарабатывают: и сами нищие, и калеки, и те, кто их курирует. И даже те, кто «курирует» кураторов – люди вполне официальные, представители силовых и социальных ведомств, зачастую исполняющие не прямые обязанности госчиновников, а играющие роль этаких частных «налоговых органов». Говоря проще, мздоимцев, закрывающих глаза на то, мимо чего пройти, не заметив, невозможно.
Людское милосердие, ставшее прибыльным бизнесом для «нищей мафии»


Не стану называть город, хотя уверен, называй любой, не ошибешься – был свидетелем на первый взгляд безобидной сцены: в подземном пешеходном переходе сидит старик с повязкой на одном глазу, видимо, «новенький», потому как идущий мимо сотрудник полиции (участковый пункт в 50 метрах от перехода) на мгновение останавливается и задает мало кому понятный вопрос: «Ты у Петра (имя изменено) живешь? А чего он сюда тебя посадил, а не на рынок?». Получив в ответ от «пирата» кивок головой и жим плечами, сотрудник продолжает движение, также как остальные пешеходы, не обратившие внимания на странный диалог нищего и представителя власти. А ведь из той короткой беседы становится ясно – участковый знает и о нелегальном бизнесе, и о том, кто в нем на районе главный, и где живут попрошайки – но… То ли местных правоохранителей устраивает то, что нищие и калеки собраны в одном месте и не совершают серьезных преступлений, то ли… тот самый «Петр» не забывает о «налогах» и прочих внегосударственных «взносах».

Бизнес на сострадании


Все эти «Петры», конечно, тоже кому-то подчиняются. Это система – потому и называется мафией. А контингент для работы на «земле» очень обширен, сама жизнь дает «работодателям» пищу для найма – войны, алкоголизм, многодетность, кризис, да просто нежелание человека пойти и разгружать вагоны, или хотя бы сторожить по ночам детский садик. И сценарии здесь зачастую «прокатывают» самые стандартные и идущие в ногу со временем. Если раньше инвалид локальных войн, сидящий в переходе, «воевал» в Чечне, то теперь на Донбассе, если мамаша с малышом (кто знает, что малыш не ее?), то или голод, или болезнь ребенка.

Кстати, мамок с детьми принимают в попрошайки с распахнутыми объятьями – в отличие от остальных реальных работодателей… Ведь таким людям всегда хочется хоть чем-то помочь – нормальному человеку больно смотреть, как молодая замызганная женщина держит на руках полураздетого малыша у входа на рынок. А на улице осень. Или зима. И помогают. Хотя дают не только мамкам с детьми, или жалким калекам. Вот еще в одном городе день изо дня в переходе стоит крепкая с виду старушка с табличкой в руке «Помогите бездомным животным» - раз стоит, значит, дело идет – иначе бы бабушке уже давно бы дали другую табличку. Или сменили ей место дислокации.
Людское милосердие, ставшее прибыльным бизнесом для «нищей мафии»


А ведь те, кто кидает ей мелочь (а то и купюры), представляя себе голодных и замерзших кошек с собачками, даже на миг не задумываются, какую собственно волонтерскую, или зоозащитную организацию представляет старушенция. Как вообще расходуются на помощь животным эти средства – отлавливают бездомных псов и вручают им по сто рублей на обед? Кстати, многие из тех «голодных и замерзших» некоторым людям снятся в страшных снах – нападения на людей агрессивных диких собачьих стай давно стали притчей во языцех. Хотя, если уж говорить об агрессии – тогда лучше о человечьей. А конкретно – об агрессии, которую можно получить от «калек» и попрошаек в сторону дающих на «пропитание». Особенно, когда добрые люди наивно думают, что несколько серебряных рублей спасут бедолагу-нищего.

Так думала пожилая дачница с Брянщины Вера Андреевна, сунувшая железную десятку в ладонь ходившего по вагонам электрички хромоного «солдата», пока в ответ не услышала такие проклятья... А, наконец-то, умолкнувший инвалид вытащил из кармана пиджака небольшую кипу ассигнаций и помахал в воздухе: «Вот что нормальные люди подают!». В общем, понятие «минимальный размер подаяния» отнюдь не выдумка автора – не соблюдая его, жалостливый человек может запросто нарваться, как минимум, на грубость и хамство, а то и…

Сердце у жительницы Воронежской области Анны Егоровны буквально сжалось, когда она увидела перед входом на один из рынков, женщину с кричащим малышом на руках. Та держала протянутую перед собой руку, на крики ребенка не обращая ни малейшего внимания. Анна Егоровна не была богатой, но когда от попрошайки узнала, что ребенку нечего есть, недолго думая, вытащила из кошелька пятисотку, и отдала женщине. Какой шок пришлось испытать бедной Надежде, когда она вместо слов благодарности услышала от глазастой нищенки: «Там у тебя в кошельке еще одна пятисотенная лежит – отдай и ее, а то мне дитенка только на сегодня дали – кто без дитя мне еще столько даст?!».
Людское милосердие, ставшее прибыльным бизнесом для «нищей мафии»


Когда же сердобольная женщина пришла в себя и потребовала свои деньги обратно, нищенка зычно крикнула кому-то, и перед Анной Егоровной тут же выросли две хамовитые тетки цыганской наружности и зашипели что-то злобное, из которого испуганная женщина смогла разобрать лишь «… в овраге найдут». Повернула домой от греха. А бизнес продолжил процветать… В Черноземье и на Севере, на Поволжье и на Урале, на дальнем Востоке и… В общем, повсюду, где есть добрые люди. А они есть везде…
#Мафия #Нищенка #Милосердие #Прибыль #Бизнес #Подаяние

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: