Свежий номер


№ 61 (1541) 18 августа 2017 г.

Рубрики





Афиша-Т

Маршруты
Коломны

Частные объявления
Товары и услуги

Ваше мнение

Участвовали ли Вы в благотворительных акциях? Если да, то в каких?

все новости Чтобы ярче чувствовать№ 56 (1536) 01.08.2017 г.

Коломенская художница Ирина Зимнухова представила выставку «Дыхание лета»

В минувшее воскресенье в арт-кафе «Сквозняк» состоялось открытие выставки Ирины Зимнуховой «Дыхание лета». 11 работ – это не просто композиция или сюжет. По словам Ирины, это ее собственные внутренние переживания, перенесенные на холст с помощью кисти и красок. О своем творческом пути, о поиске и вдохновении И. Зимнухова поделилась с нашим изданием.

 

– Ирина, расскажите немного о себе. С чего началось Ваше творчество?

– Я родилась в Коломне, закончила гимназию № 8 и никогда не училась рисовать специально. Творчество началось, наверное, как и у всех, когда пришла первая любовь. Где-то в 9-м классе я начала активно писать стихи и «графоманила» по-страшному. В старших классах мы ходили на кружок «рифмоплетства» и читали друг другу написанное. В тот короткий период литературного творчества я была знакома с Владимиром Макиным и Татьяной Воробьевой. Скорее всего, это был выплеск эмоций. Как и у большинства – полюбила, он сказал «нет», поэтому трагедия требовала выхода.

После школы я поступила в Коломенский институт МГОУ и закончила его с красным дипломом по специальности «менеджер». Профессия совсем не связана с творчеством, но мне всегда хотелось какой-то творческой самореализации. В детстве я занималась балетом в студии «Грация», но из-за строгого графика мне стало там скучно, и я бросила занятия. Затем была художественная гимнастика, но не для каких-то спортивных достижений, а просто для поддержания формы.

А вот рисовать я хотела всегда. Мне казалось, что художники – это люди с какой-то другой планеты. Когда я смотрела на работы своей подруги, закончившей художественную школу, то всегда в какой-то степени ей завидовала. Я считала, что это очень здорово – взять просто карандаш, листок бумаги и сделать на чистом листе что-то, что будет трогать душу.

– Как же получилось, что Вы взяли в руки кисти и краски?

– В 2003 году я сдружилась с Коломенским археологическим центром. Сначала съездила в Щурово на раскопки, а потом я попала в Крым. На раскопках под Севастополем мне посчастливилось познакомиться с очень интересными, неординарными творческими людьми, в том числе и с начальником экспедиции, который научил меня отрисовывать керамику. Профили найденных частей посуды нужно было переносить на бумагу, и у меня это очень удачно получалось. Думаю, именно это помогло поставить мне руку.

Стихи были заброшены, я нашла себя именно в творческой реализации – в отрисовке керамики. С одной стороны это было рисование, с другой – чертеж. А 4 года назад случилось что-то непонятное…

Я никогда не видела папиных родителей. Они умерли за 5 лет до моего рождения и похоронены на старом кладбище. На могиле стоит обычный гранитный памятник, на котором мама ежегодно подрисовывала буквы золотистым маркером. Мне это надоело. Я пришла к подруге, которая работала в художественном магазине, и попросила краску для того, чтобы освежить буквы. Подруга посоветовала баночку акриловой краски. Я взяла плеер, пришла на кладбище и под классическую музыку обрисовадла буквы. И настолько меня все это вдохновило, что я снова пришла в магазин и сказала подруге: «Я хочу рисовать, но я не умею». Она посоветовала мне попробовать раскраски по номерам, но к 3-й работе я поняла, что мне стало скучно. Я начала рисовать сама. Сначала это были совсем маленькие холстики на картоне размером 10х15. Мне тогда казалось, что формат А4 – что-то немыслимое. Но это были сразу краски, карандаш не особо меня привлекал. Постепенно уже стало получаться что-то интересное. Я начала осваивать холсты и поняла, что мне ближе. Я живее чувствую масло. масло и холст именно то, в чем я могу себя реализовать. В какой-то момент я разрешила себе рисовать, и у меня стало получаться.

– Не возникало желания пойти учиться?

– Вопрос, нужно ли мне художественное образование, идти учиться рисовать или нет конечно же поднимался.

Да, я понимаю, что мне не хватает каких-то знаний о композиции, перспективе. Но большинство тех, кто учится или учился рисовать, говорят, что мне это не нужно, потому что меня просто научат рисовать. Мне скажут, как правильно это делать. А я все интуитивно нахожу в себе. Я прекрасно понимаю, что мои работы в большей степени – это сочетание красок. Это передача смысла не самим сюжетом, а цветом. Именно цветовая схема задевает меня больше.

Тем не менее, я много езжу по музеям и учусь у великих мастеров, любуясь их работами. Однажды я долго смотрела на картины Пикассо, на эти мазки и пыталась понять, как он так сделал, какой кисточкой рисовал. У него сочетается ярко-зеленый и розовый и из-за этого получается какой-то потухший цвет кожи, не зеленый и не розовый, но очень интересное наложение красок. После этого я тоже начала экспериментировать.

– Как рождаются образы?

– Некий образ всегда есть. Если это букет, то я всегда знаю, что он будет, например, светлым, бело-желтоватым, зеленым. Я беру краски и просто очерчиваю линию стола, горшок, где будет начинаться и где заканчиваться. А дальше уже все полностью зависит от мазков. Еще ни разу ни одна работа не совпадала с тем образом, который я себе представляла.

А бывает и такое, когда у меня, например, настроение зеленых, красных и желтых красок. Я беру их и начинаю смешивать, причем я смешиваю их сразу на холсте. получается интереснее, живее и всегда неожиданный результат.

– Какую работу считаете самой значимой?

– Таких работ несколько, они сделаны в разные периоды. Но на данный момент – это дерево, процарапанное на черном фоне. Работа была выполнена в трагический период, когда я потеряла друга. Для меня пока достаточно тяжело смириться с уходом человека, ощущение утраты еще живо. Дерево символизирует жизнь, черный фон – ощущение потери, а под черным – зелено-красно-желтый цвет означает, что вопреки всему не нужно опускать руки, и нет другого варианта, как жить дальше и жить максимально полной жизнью.

– Откуда черпаете вдохновение?

– Здесь может быть все что угодно: и посещение концерта, и прочитанная книжка, и какие-то события, как позитивные, так и негативные. В этом году, например, я нарисовала работ 20 за 3 месяца. Вдохновило ощущение чувства влюбленности. Даже если съездить в любимый музей, посмотреть на эти мазки, сочетания цветов, то появляется желание скорее попробовать новое сочетание.

– А как ложатся на холст отрицательные эмоции?

– Я помню, как рисовала одну достаточно большую работу, 70х90.

Я не могла понять, что происходит с моей подругой в Киеве. Информации никакой не было, а поехать туда я тоже не могла, потому что мама очень переживала из-за событий в стране, которые в то время там происходили. В какой-то момент стало понятно, что все оказалось банальнее, чем я думала, и меня напрасно «накручивали». Тогда я просто взяла холст и со злости начала рисовать, но при этом получился очень милый, приятный букетик фиолетово-сине-розовых цветов.

– Творчество для Вас – труд или вдохновение?

– Безусловно, вдохновение. Делать творчество своей профессией я бы не хотела, потому что это станет трудом – и тогда может пропасть душа. Одно дело, когда ты хочешь рисовать, а другое когда тебе надо рисовать. У меня, например, не получаются работы на заказ. Не могу сказать, что их было много, но у меня сразу появляется ощущение, что меня зажали в какие-то рамки и от меня хотят чего-то невероятного. Единственная работа, нарисованная на заказ, – это работа для мамы. Она как-то попросила нарисовать букет рябины в вазе. Он получился потому, что мне удалось прочувстовать образ. Но обычно я отказываюсь от заказов, так как во время работы буду думать, понравится или нет, и тогда начну рисовать мозгом, а не ощущениями.

– Вы помните свою первую выставку?

– Первая выставка была домашней. Надо было посмотреть, как отреагируют близкие люди. Я думала, вдруг я просто порчу холсты, ведь кто-то сидит на заводе и делает их для шедевров, вдруг у меня просто мазня... И вот в декабре 2014 года была первая выставка. Родственники у меня не из тех, кто будет говорить, что все хорошо. Они действительно скажут, если им что-то не понравится. И вот тогда я даже продала родственникам несколько своих работ. После этого поняла, что можно двигаться вперед. В 2015 году я начала искать вариант, где можно выставиться. В городе все площадки были заняты, и мне предложили обратиться в дом культуры, который находится в пос. Кирова. В октябре состоялась официальная выставка «Жизнь прекрасна», а вторая «Иллюзии»– год спустя. 2016 год оказался тяжелым периодом для меня, потому что в январе не стало очень близкого человека. Я долго пыталась выкарабкаться, поэтому и выставка была совершенно другой – графические ажурные работы формата А4. Это был скорее выход из внутреннего кризиса.

А в этом году состоялась совершенно новая выставка «Палитра чувств». Кстати, ни на одной из выставок работы не повторяются. Я не вижу смысла повторяться, если уже об этом сказала. Нарисовала материал – и мне хочется об этом сразу рассказать.

– Вы даете названия работам?

– Сами работы я не называю никак, но, так как на выставке нужно название, поэтому приходится. Некоторые, конечно, называю изначально, но каким-то абстракциям дать название сложно. Мне вспоминается история, когда мама ездила на выставку Кандинского. Одной его работе она дала несколько названий, а в оригинале это всего лишь «Композиция №…».

К моменту выставки бывает не до этого. Я же ведь не просто делаю выставку. Мне всегда хочется сделать что-то необычное и интересное, поэтому я еще готовлю разные инсталляции. На предыдущих выставках были облака из синтепона, дерево, склеенное из бумаги, 800 бумажных журавликов, огромные крылья из перьев и ловец снов, маленькие балеринки, шары из ниток и большой одуванчик.

К тому же я пришла к выводу, что не важно, как на самом деле называется работа, потому что зритель все равно будет воспринимать по-своему.

– А какой Ваш зритель?

– У меня нет конкретного зрителя. На выставки ко мне приходили люди разного возраста и разных профессий. Моя крестная, которой 80 лет, восхищается моими работами, и, когда узнала, что будет выставка в «Сквозняке», очень захотела прийти.

Но аудитория определенная, конечно, есть. Это люди, которые умеют чувствовать. Однажды мама привела на выставку свою знакомую, которая казалась абсолютно неэмоциональным человеком, загруженным работой и бытом. Но когда она встала около работы «Память», то не сдержала слез и заплакала.

– Что бы Вам хотелось сказать своему зрителю?

– Мне хотелось бы сказать, чтобы люди остановились, задумались о том, что их окружает, и прочувствовали это. И хорошее, и плохое в жизни нужно. Плохое нужно для того, чтобы ярче чувствовать хорошее.

Но основной посыл, наверное, чтобы люди не слишком «забивались» бытом. Понятно, что нужно зарабатывать деньги, но, когда видишь, как люди «звереют» из-за быта, становится не по себе. Хотелось бы донести до всех – слушайте себя! Иногда можно чем-то пожертвовать, заработать меньше денег, но остаться человеком и быть от этого более счастливым. И нужно ценить все вокруг, так как все стремительно заканчивается…

 Т. СОЛОВЬЁВА

 

 



Комментарии:

Комментировать

Имя (обязательно)
Пароль (не обязательно, при введении пароля произойдет автоматический вход на сайт)

Введите код с картинки